Сообщение 30 мар 2013, 19:11

Столкновение экономик. Власть денег. Деньги и власть.

Всем известно, что за деньги можно купить туфли, но не счастье, еду, но не аппетит, постель, но не сон, лекарство, но не здоровье, слуг, но не друзей, развлечение, но не радость, учителей, но не ум. Сократ

Великобритания в XIX веке, империя, над которой не заходило солнце, достигла вершины своего могущества, после чего медленно и бесповоротно начала его терять. Процесс столь же объективный, сколь и неизбежный. Который и был главной причиной развязывания Первой мировой войны, спроектированной для укрощения стремительно развивающейся Германии, способной в экстраполяции того времени, объединив Европу под своим предводительством, бросить вызов могуществу Британской империи. Последняя, традиционно играя на противоречиях континентальных государств, подобной наглости (то есть даже вероятности возможного выхода Германии на позицию, с которой бы она могла бросить вызов) потерпеть не могла. Ну а подобрать, или, в крайнем случае, подстроить, casus belli для англосаксонской геополитики никогда не составляло труда.

И если для Лондона Первая мировая была за сохранение своей лидирующей позиции, то для США и Германии она была войной за наследство Британкой империи (впрочем, в некотором роде, как и Вторая), падение которой было предрешено. Но после окончания войны США, уже фактически перехватив роль мирового лидера, формально еще оставались на догоняющей позиции. Британское благополучие, как и основные Европейские страны, поддерживалось фактически за счет кредитов Соединенных Штатов, которые стали после войны крупнейшим держателем монетарного золота, обладая около 40% мирового запаса. Также огромную роль в существовании империи сыграла стратегическое союзничество элит англосаксонских государств, как в финансово-экономическом, так и военно-политическом плане.

Суть же его заключалась в том, что Англия могла держать свои золотые резервы не в золоте, а в долларах, обеспеченных золотом, находившимся в США, а остальные Европейские страны получили возможность хранить свои резервы в фунтах стерлингов, обеспеченных долларами, которые были обеспечены золотом, находившимся в США. Это означало, что кроме США, никто не оставался на прямом золотом стандарте, а Великобритания в роли мирового банкира выступала только за счет поддержки доллара.

Проводимая политика победителей (в первую очередь, Лондона и Вашингтона), формат которой позже получил название неоколониальной, по отношению к Веймарской республике не только доводила последнюю до обреченности, но и ставила в безнадежную зависимость. План Дауэса, по которому Германия впредь должна была выплачивать репарации, был прототипом неолиберальной политики второй половины XX века, а его формы были в точности воспроизведены при политике экономического захвата Международным валютным фондом рынков стран "третьего мира". Суть состояла в том, что для помощи Германии в ее репарационных выплатах, ей предоставлялись кредиты от тех западных стран, которым они и возвращались. К концу двадцатых Веймарская республика оказалась должна больше, чем перед началом действия плана, при том, что все это время стабильно выплачивала долги. И эта шаткая конструкция была обречена на провал.

О том, чем вся эта финансовая пирамида закончилась, - хорошо известно. Всемирный финансовый кризис. Который был результатом подобного рискованного кредитования США разрушенных войной экономик Европы. Рискованных в плане гарантий своевременных выплат задолженностей. Наращивание кредитования за счет низких процентных ставок в "ревущие 20ые" создавало видимость роста благополучия, на самом деле лишь раздувая потребительские задолженности и финансовые манипуляции с акциями на фондовых биржах.

В те далекие времена только Франция скептически относилась к созданному Нью-Йорком и Лондоном золотовалютному обменному стандарту. И особенно большое раздражение у нее вызывало то, что лишь фунт стерлингов и доллар фактически оказывались первосортными валютами, в то время как франк оказывался в стороне. Такой недоверчивый подход усиливал национальную монетарную политику, которая основывалась на стремлении к усилению франка путем возврата золотого запаса, хранившегося в британской валюте. Которая, как были убеждены французы, в любой момент могла обесцениться.

И когда в 1927 году Париж потребовал от Лондона к возврату золота на сумму около 30 миллионов фунтов стерлингов, Великобритания вынуждена была обратиться к ФРС с просьбой еще больше понизить процентную ставку, что оказалось бы стимулом для британской валюты. Но также понижение ставки отразилось и на еще большем росте финансового пузыря, итак уже сильно раздутого. И стоило только Федеральной Резервной Системе поднять ставки в надежде на ограничение дальнейшего его раздувания, как вся мировая финансовая система начала рассыпаться, обрушиваясь на голову реальному сектору производства.

О том, что началось после биржевого краха известно довольно много, но также много остается скрыто, как подводная часть айсберга, от глаз общественности. Например то, что количество жертв среди жителей США в период экономической депрессии превышал количество пострадавших при Голодоморе в СССР. Так же, как и количество раскулаченных оказывалось сопоставимым с пострадавшими от "дефарминга" жителями США, занимавшимися сельским хозяйством.

Так или иначе, все это лишь вскрывает общемировые процессы, присущие тому периоду. Вырывание же определенных событий из контекста и преподнесение их, лишь как жестокость тирана Сталина, алчущего крови, является, по меньшей мере, умышленной пропагандистской инсинуацией.

Из мировой депрессии выбрались с помощью мировой войны. Это, конечно же, не значит, что цель войны в этом и заключалась. Это значит лишь то, что с назреванием Второй мировой и нарастанием противоречий в Европе, мобилизационной подготовкой к войне, в том числе и производственной, удалось выйти из пропасти Великой Депрессии. По большему счету, именно благодаря активизации оборонных заказов и работы военно-промышленного комплекса. О чем уже вспоминают представители экономической элиты США, например такие, как лауреат Нобелевской премии по экономике, колумнист The New York Times, Пол Кругман, без намеков рассматривающий такой вариант выхода из мирового финансового кризиса, бушующего последние несколько лет.

Осознавая неизбежность мировой войны, столкновения коммунизма и нацизма, как идеологий, или социализма и капитализма, как экономических систем, соответственно, советское руководство основательно к нему подготовилось, увеличив размер золотых запасов до 2800 тонн, непревзойденной ни до, ни после величины. Благодаря которому во многом и велась Великая Отечественная, а также восстанавливалась полуразрушенная войной страна.


К концу Второй Мировой Великобритания окончательно утратила свое влияние, а в капиталистической части мира безальтернативным лидером стали Соединенные Штаты Америки. В Форт Ноксе, банках на Уолл-Стрит и других хранилищах в США уже осело около 80% всех золотых резервов мира. Это предоставляло огромные преимущества, которыми невозможно было не воспользоваться. В итоге Бреттон-Вудских соглашений была установлена гегемониальная роль доллара в торгово-финансовой сфере большей части мира. Которая уже к началу Холодной войны применялась, как один из методов ведения бесконтактного противостояния. Например, путем выдавливания и запрета коммунистических партий из парламентов стран Западной Европы по условиям помощи плана Маршалла.

Окончание Второй мировой войны ознаменовало собой масштабные изменения во всем сложившемся мироустройстве. Эпоха классического колониализма была завершена в результате этой великой войны, но была заменена на уже более изящный экономический неоколониализм, который оставлял незамеченным грубое подчинение стран Третьего мира капиталистическому империализму. Геополитика, по сути, оказалась вытеснена геоэкономикой. Что выражалось в переходе от концепции, сосредоточенной в выражении Халфорда Макиндера:

Кто владеет Восточной Европой, тот управляет "Сердцем мира"; кто владеет "Сердцем мира", тот управляет "Мировым островом"; кто владеет "Мировым островом", тот управляет миром,
к концепции, сосредоточенной в выражении Генри Киссинджера, единственного человека занимавшего одновременно пост госсекретаря и советника по национальной безопасности президента США:
Если вы контролируете нефть, вы управляете целыми странами; если вы контролируете продовольствие, вы управляете людьми. Если вы контролируете деньги, вы управляете всем миром.
.
То есть, смещение приоритетов с захвата и контроля жизненного пространства (того, что нацисты называли lebensraum) военно-политическими методами на захват рынков, где угнетение и эксплуатация проходили на более низком уровне общественных отношений, позволяющем использовать риторику о демократии и невидимой руке рынка. При этом проводя антигуманную политику и скатываясь в бездну либерального фашизма.




Но с постепенным восстановлением Европы, США начали терять свое былое непоколебимое "золотое" экономическое могущество. При постоянном наращивании кредитования, количество долларов существенно превышал уровень конца войны. При том, что цены на золото оставались все те же, установленные на уровне пика Великой Депрессии 1933 года. Многие европейские страны отрицательно относились к такому положению дел и, как это уже случалось ранее, Франция выступила инициатором возврата своих золотых запасов из хранилищ США. Потребовав обмена накопленных долларов по твердому курсу, установленному в Бреттон-Вуде, Пятая республика фактически отправила Вашингтон в нокдаун. Но до нокаута было еще далеко. Вынужденные осуществить обмен, они получили кучу бумаги, которую и сами в любой момент могли пустить для себя на печать, помахав ручкой отправляющемуся на другую сторону Атлантики золоту. Кстати, де Голль был вынужден вывести Францию из состава Северо-Атлантического Альянса под давлением США, недовольных таким неслыханным хамством: государство потребовало то, на что оно имело полное право. Демократия же, сконструированная на основе Вашингтонского консенсуса, работала по-другому.

Столкновение экономик. Власть денег. Деньги и власть.
Правда без поддержки физической силы - своей силы не имеет.
(с) Д.Ю. Пучков

Нет рабства безнадёжнее, чем рабство тех рабов, Себя кто полагает свободным от оков — Иоганн Гёте

Мой блог Цикличность и Закономерность
http://nedo4life.blogspot.com/